Lojirou
Ошеломительно потрясающее ничего и куча хлама~
Название: Недопонимания
Автор: Postscriptum
Соавтор: Mizuki Kato
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: D18
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, закончен.
Описание: Всё происходит после того, как Кёя разбил таки часы Босса.
Публикация: не стоит.
Дисклеймер: герои принадлежат мангаке, мои шаловливые ручонки здесь ни при чём.
От автора: Может быть шипперы уже давно облюбовали тот момент из манги и много писали по нему, но мне всё равно - я напишу ещё раз :3

День обещал много нового и интересного, каких-нибудь приключений или подвигов, а, быть может, наоборот – тихого, спокойного отдыха. Всё бы ничего, если бы не очередные предостережения Реборна о том, что за Хибари нужен глаз да глаз, а то натворит невесть что. А, собственно, гляди за ним, или нет – всё равно сделает всё по-своему. Наверное, это и отличало его от обычных травоядных, которые делают всё по приказам и обязательствам, Кёя же был личностью рискованной и никому не принадлежащей. Это Реборну как раз таки и не нравилось: при всех талантах Облако не мог нормально контактировать с остальными хранителями. Поэтому для усмирения его пыла и жара был избран учитель, способный выдержать сие недоразумение. Хотя порой даже и он не мог бороться с таким противоречивым характером юноши.

«Надо же было разбить часы Босса!» – Дино был подавлен, ужасно подавлен и разочарован столь дерзкой выходкой своего ученика. Он до сих пор прокручивал в голове эпизод той сцены, где Кёя, одержимый совершенно бесполезным желанием помериться силами с Занзасом, разбил свои часы вдребезги. А потом ещё и сам Босс Варии хотел последовать ужасному примеру хранителя, но подчинённые не дали ему ни единой возможности совершить задуманное: конечно, они ведь не хотят проигрывать в Битве. «И чего я не остановил его? Подумаешь, тонфа огребу, ведь не раз получал!»

— Зачем ты вообще туда припёрся? – Хибари резко остановился на середине дороги, ведущей их по лесу.

— Реборн сказал…

— Хватит им прикрываться! – гневный взгляд хранителя Облака мог убить любую невинную белочку в этом лесу.

— Просто хотел убедиться, что ты сам со всем справишься, – Дино вздохнул и отвёл взгляд, не выдержав напора Кёи.

— Ты ещё смел сомневаться, жалкое травоядное?! – быстрый взмах тонфа, и учитель уже припечатан к дереву учеником.

— Кёюшка, не злись на меня, ты же понимаешь, как я о тебе волнуюсь, – начал лыбиться Каваллоне.

— У тебя своя команда, вот о них и волнуйся!

— Но ты же принадлежишь их семье, – опешил Дино.

Учитель всегда старался понимать своего непослушного ученика, находить с ним общий язык и быть ему всячески интересным, но иногда слова Хибари могли ранить в самую душу.

— Именно, что их! – на последнем слове Кёя сделал особый акцент, дабы Дино понял, что уже порядком надоел ему.

— Но ведь ты часть и моей семьи…

Теперь Каваллоне был рассеян и даже немного раздосадован. Его ученик, наконец-таки, смог задеть своего учителя за живое. Лишь одним предложением, одним словом и этим чёртовым ударением он смог выполнить свой дневной план за считанные секунды. Спрашивается, а что же такого плохого он сказал? Для всех это было бы обычной едкой фразой, на которую даже внимания обращать не стоит, но только не для Дино. Да, он любил Кёю, но не как своего ученика. Возможно, Каваллоне жаждал чего-то большего, но не смел надеяться на милость судьбы.

— Кто тебе такое сказал? – подал голос Кёя, после некоторого упорного молчания, еще сильнее вжимая своего учителя в дерево.

— Это… – Дино собрался с мыслями и, наконец, сообразил, что матушка-судьба смилостивилась над ним, несчастным, и подарила ему этот, хоть и небольшой, но великолепный шанс подправить Хибари взгляды на жизнь.

– Знаешь, мне твои непонимания уже порядком надоели! – серьёзно произнёс Каваллоне, сразу же обхватывая обеими ладонями лицо Кёи.

— Конь, ты сдурел что ли? – непонимающим взглядом оглядел его Хибари, с осторожностью убирая тонфа назад.

— Вовсе нет, – спокойно произнёс блондин.

— Мне кажется, ты окончательно двинулся.

— Как будто ты что-нибудь понимаешь! – с нервной ухмылочкой выдавил Дино, приближая своё лицо ближе к лицу брюнета.

— Не совсем, но… – выдохнул Хибари в самые губы.

"Вот уж шанс, так шанс," - промелькнуло в блондинистой голове прежде, чем он успел коснуться тёплых, так давно желанных губ. Сначала он целовал нежно, еле касаясь своими губами губ Кёи. Его руки пока ещё несмело блуждали по стройному телу ученика, сквозь щёлочки приоткрытых глаз он видел закрытые глаза Кёи с пушистыми чёрными ресничками. От одного осознания, что он сейчас на самом деле целует Хибари, что он так близок к тому, чтобы овладеть самым прекрасным и любимым на свете телом, низ живота Дино заныл сладкой истомой, и всего его охватила приятная нетерпеливая дрожь. Захотелось заполучить Хибари всего сейчас, выпить его до дна, просто опустошить, и самому отдать ему все свои чувства и силы. Поэтому Дино, всё ещё опасаясь, что Кёя прервёт поцелуй, и уже от невозможности более медлить, решительно углубил поцелуй. Нежность уступила место страсти. Дино провёл языком по нёбу ученика, изучил два ряда ровных прекрасных зубов и принялся за язык Кеи. Ученик не уступал учителю. Их языки сплелись в жарком танце, и Дино то и дело покусывал губы Хибари, лишь иногда нехотя прерывая поцелуй, чтобы отдышаться.

Было удивительным, что Хибари не противился, а даже наоборот, с ещё большим порывом отвечал на поцелуй учителя. Но Дино этого было мало. Напряжение в нём нарастало, и его возбуждённый организм требовал разрядки. Разорвав поцелуй, Каваллоне быстро стянул с ученика плащ, и, не дав тому опомниться, припал губами к его шее, целуя её и засасывая нежную бледную кожу. Кёя хрипло постанывал, перебирая пальцами волосы Дино, и по всему было видно, что бояться уже нечего, и что Дино теперь получил бы тонфа по шее, если бы посмел остановиться. Поэтому он продолжал. К тому же он и сам уже больше не мог медлить. Чуть дрожащими пальцами он стал медленно расстёгивать чужую рубашку, сразу же покрывая поцелуями всё новые открывающиеся участки белой гладкой кожи. Кёя стонал и выгибался в спине, когда Дино задевал более чувствительные точки на его теле, он шептал что-то хриплое и бессвязное, и сам Дино уже не мог сдерживаться.

Кёя сжал в кулаках футболку Дино, когда тот, обжигая своим горячим дыханием его грудь, принялся ласкать затвердевшие тёмные соски, по временам осторожно их прикусывая, отчего неприступный Кёя тихо и приглушённо постанывал. Затем Дино опустился ниже, посчитал языком немного выступающие рёбра, нежно прошёлся по невесомому пушку волос внизу живота. Внезапно Каваллоне поднялся, настойчиво прижал брюнета к дереву и, притянув его к себе за талию, вновь припадая к розовым припухшим губам. Кёе надоело бездействовать: он скользнул руками под футболку Дино и провёл тонкими пальцами линию вниз по влажной коже позвоночника, погладил ладонями учителя по широкой спине. Оторвавшись от губ Хибари, Каваллоне быстро стянул с себя футболку и отбросил её подальше к другому дереву. Когда Дино снова заглянул в лицо любовника, у него окончательно сорвало крышу: розовые щёчки, приоткрытый рот и глаза, затуманенные пеленой жуткого желания, вся эта привлекательная картина вызывала ещё более сильную дрожь в теле блондина.

Выругавшись про себя самыми прекрасными словами, он с новыми силами набросился на свою жертву, испытывая его самым страстным поцелуем, руками уже хватаясь за пряжку на брюках. Расстегнув ремень, Дино стянул нижнюю часть одежды с Хибари. Кёе пришлось прервать поцелуй, что вышло очень даже неохотно да ещё и с неким пошлым чмоком.

— Этим… в лесу? – с хрипотцой в голосе спросил брюнет, косясь вниз на местоположение рук блондина. – Я не согласен.

— Да я тебя и спрашивать не буду, – чуть ухмыльнувшись, прошептал Дино, сдавливая выпирающую плоть Кёи через нижнее бельё, получая в ответ приглушённый стон с непонятными нотками шипения.

Удовлетворённый ответом, блондин одним рывком сдёрнул с Хибари боксёры, беря в ладонь его возбуждённый член и тут же начиная водить рукой по стволу. Дыхание Кёи участилось, и он больше не мог сдерживать стоны, кусая до крови нижнюю губу. Проведя языком по шее до ключиц, Дино вновь остановился у соска, сильно прикуси его, а потом тут же зализал в знак извинения за несдержанность.

— Хватит, – прошептал Хибари одними губами, откинув голову назад.

Но Каваллоне уже было не остановить. Он так давно желал тело своего юного ученика, настолько часто представлял его рядом и постоянно видел щекочущие сердце сны с их участием, что сейчас не собирался останавливаться на достигнутом.

Дино опустился перед ним на колени и принялся дальше ласкать член Хибари. Он нежно облизал головку, провёл языком по выступающим на стволе венкам и осторожно вобрал в рот достоинство ученика. Кавалонне начал медленно ласкать член любовника, вбирая его в рот как можно глубже. Хибари стонал в голос, хрипло шептал что-то сухими губами и, запустив пальцы в волосы Дино, сильнее подавался бедрами вперёд, навстречу ласке. Доведя любовника до экстаза, о чём свидетельствовал громкий грудной стон Кёи, Дино заставил его излиться прямо себе в рот и, проглотив сперму, стал нежно ласкать истекающую головку. Тяжело дыша, Хибари сжимал плечи блондина, откинувшись затылком на ствол дерева и смотря затуманенным взглядом в лесное небо. Но тут же он пришёл в себя, почувствовав, как Дино, поднявшись, развернул его к себе спиной и без предупреждения ввёл в него влажный палец, и начал медленно растягивать. Затем Кёя тихо зашипел, почувствовав прибавление второго пальца, и попытался освободиться от крепкой хватки Дино, когда ещё и третий палец стал растягивать его изнутри. Дино лишь тихо ахнул, смотря в чёрные глаза любовника, за пеленой которых теперь проглядывало некое недовольство. Нежно чмокнув Хибари в щёку, блондин уже начал снимать с себя штаны.

— Потерпи, – тихо попросил он, опаляя белую кожу на шее горячим дыханием, – и расслабься.

Расслабиться Кёе не удавалось, потому что сейчас возникло непонятное чувство страха за свою сохранность, но, видя, что Дино не сможет сделать ему больно, Хибари чуть успокоился, позволив блондину продолжать. Сняв штаны и высвободив свой напряжённый стоящий член, Дино глубоко вздохнул и достал из узкого прохода Кёи все три пальца. Хибари почувствовал, как пальцы исчезли, а у его ануса расположилась влажная головка члена Дино, Каваллоне как можно осторожнее начал входить в Хибари. Кёе стало жутко больно: член Дино, по сравнению с его пальцами, был просто огромным, так что у Кёи от боли бельмо встало перед глазами, и он, зажмурившись, не удержался и, стиснув зубы, громко закричал. Но тут Дино остановился, он прошептал ему в ухо извинения и нежно просил потерпеть, после чего Каваллоне с жаром принялся целовать шею Хибари и водить руками по спине и животу любовника, всячески пытаясь отвлечь его от неприятных ощущений. Привыкнув к ним, Хибари стал чувствовать, как боль начала понемногу уходить, а на место ей пришла новая волна возбуждения.

- Дальше, - прохрипел он, а Дино не стал спорить, потому что сам уже был на пределе и сдерживался только ради того, чтобы Кёе не было так больно.

Дино начал медленно двигаться в узком горячем проходе, держась руками за бёдра Кёи. Хибари, прислонившись к дереву, часто дышал, привыкая к сумасшедшему фонтану лёгкой боли, смешанной с наслаждением, и постепенно входя во вкус. Дино стал убыстрять темп, другая его рука легла на стоящий член любовника, и он принялся в том же темпе надрачивать. Каваллоне входил под разными углами, стараясь найти простату, и, когда из губ Кёи вырвался громкий блаженный стон, Дино понял, что он её нашёл. Он продолжил двигаться в этом направлении, всё так же в такт этим движениям водил по члену любовника. Страсть и желание перешли все границы, эти чувства уже давно пребывали в каждом из этих двоих, просто никак не могли вырваться наружу. Всегда что-то мешало: будь то люди, обстоятельства или же особые черты их характеров, но никогда не возникала ситуация, чтобы они могли выплеснуть накопившиеся чувства и эмоции. Теперь же ситуация была более чем подходящей, которой любовники пользовались сполна.

Движения убыстрялись, становились жарче и жёстче. Наконец, задев простату в последний раз, Дино почувствовал, как тугое колечко мышц вокруг его члена начало сильно сжиматься. Горячая волна прошлась по телу Хибари, и с громким стоном-криком Кёя кончил, обмякая в руках учителя. А вслед за ним последовал блондин после ещё нескольких толчков, изливаясь внутрь обмякшего тела. Горячая жидкость разлилась внутри тела Кёи, сладкое изнеможение охватило его всего, голова начала кружиться. Двое любовников так и стояли у дерева, тяжело дыша и постепенно приходя в себя.

Простояв так ещё немного времени, Дино, наконец, вышел из Кёи и, осторожно придерживая его за плечи, нежно поцеловал в губы, проводя влажным языком по нижней губе. Откуда-то из глуши леса послышался приближающийся знакомый голос Цунаёши, который как раз-таки звал Каваллоне. Отпихнув блондина от себя, Кёя схватил свои брюки и быстро натянул их вместе с нижним бельём.

— Ты идиот! – заключил он, аккуратно застёгивая пуговицы на рубашке. – Одевайся!

Каваллоне лишь хихикнул, неспешно надевая штаны. Уловив ещё более гневный взгляд Кёи на себе, он убрал дурацкую улыбку с лица.

— Я с тобой еще разберусь! – сверкнул очами брюнет, пропуская мимо ушей всё приближающиеся крики.

— Конечно! – вновь хихикая, воскликнул Дино, предвидя, что теперь, наверное, самые обычные гневные речи Кёи и их последствия обратятся уже в кое-что иное.

@темы: D|18, Fiction